Юридическая помощь военнослужащим
» » «Сексуальная революция» - «зверь, выходящий из бездны». Часть 1
Жалоба Печать
10.11.09 | Сергей Коноплёв | Просмотров: 3 153 | Комментариев: 0

«Сексуальная революция» - «зверь, выходящий из бездны». Часть 1


«Сексуальная революция»: методологические проблемы анализа.

Как известно, стандартный набор «инструментов» исследовательской деятельности включает следующие:
1. разработка методологии анализа;
2. сбор данных о структуре и динамике явления;
3. параметры, классификации, типологии;
4. описание соответствующих процессов как последовательности операций, что позволяет строить достоверные прогнозы.
В настоящее время практически все перечисленные здесь задачи применительно к «сексуальной революции» находятся на начальном уровне решения.
Что касается методологии подхода, то пока что ни психология, ни психиатрия, ни другие гуманитарные дисциплины не являются науками в строгом смысле слова. Например, в них отсутствуют ясные представления о генезисе и закономерностях проявления психических патологий, включая сексуальные. Длительное время здесь господствует сугубо описательный метод, за рамки которого выйти еще никому не удалось.
Точно так же дело обстоит и в отношении социального ракурса.
Проиллюстрировать положение можно на проблеме защиты детей от сексуальной эксплуатации. Препятствия методологического характера отчетливо здесь проявились, например, в том, что это преступление еще даже не получило точного определения.
Профессор С. Асквис (университет Глазгоу), выступая на Европейской подготовительной Конференции 2-го мирового Конгресса против сексуальной эксплуатации детей в коммерческих целях, отметил в этой связи:

«Очень трудно разрабатывать политику и практику в отношении такого явления, как сексуальная эксплуатация детей в коммерческих целях, если нет общего определения. В работе с Европейским Союзом используется одно определение, с Советом Европы — второе, похожее на первое. Союз «Спасем детей» обсуждает еще одно определение».

Налицо практически полная беспомощность государств и науки и в том, что касается статистики.

«Достоверные цифровые данные о численности детей, подвергающихся сексуальной эксплуатации в коммерческих целях, отсутствуют. По оценочным данным, число детей, подвергшихся в 2000 г. в США сексуальной эксплуатации в коммерческих целях, колеблется от 100 тыс. до 3 млн. На региональной конференции министр из Германии г-н Кинкель заявил, что если взять оценки или догадки о количестве детей, которые подвергаются сексуальной эксплуатации, то эти оценки по крайней мере в 10 или 20 раз ниже, чем реальное число жертв среди детей. Обращено внимание на отсутствие прогресса в сборе данных».

Аналогичная картина наблюдается и в части описания организационных форм явления. Например, отсутствует ясное представление о формах организации бизнеса на сексуальной эксплуатации детей:

«В последние годы были во многом выявлены масштабы и характер торговли людьми, но степень доминирования в ней организованной преступности, или менее структурированных группировок, все еще остается неясной».

Можно назвать также и то обстоятельство, что общепринятая формула «сексуальная эксплуатация детей в коммерческих целях» определенно сужает масштаб явления, поскольку при этом «выпадает» проблема растления детей в иных целях, например, педофилами в семьях, знакомыми, соседями, другими детьми и т. д.
Пока что вообще неизвестно, больше детей используются преступными группировками для наживы, или же растлевается педофилами в иных условиях.
Еще одним признаком методологических затруднений является весьма спорный вывод о связи явления с бедностью.

«Основными причинами проституции являются очень тяжелое экономическое положение и сексуальное надругательство в семье... Нам не удастся разработать соответствующую политику и практику в борьбе с сексуальной эксплуатацией, если мы не будем учитывать роль бедности».

На самом деле не только расширение сексуальной эксплуатации детей, но вообще рост «сексуальной свободы» в обществе прямо связаны с ростом уровня жизни и образованности населения. Богатство способствует росту числа приверженцев «свободного секса», в том числе с детьми, не меньше, а больше, чем бедность. Этот вывод подтверждается тем фактом, что если поставщиками «живого товара» являются страны экономически не самые развитые - Албания, Молдова, Россия, Румыния, Украина, то основные его потребители как раз страны из числа наиболее высокоразвитых: Германия, США, Нидерланды, Великобритания, Швейцария. Именно развитые страны являются эпицентром «сексуальной революции». Это означает, что по мере выравнивания уровней экономического развития различных регионов планеты и дальнейшего разворачивания «сексуальной революции» следует ожидать постепенного превращения всех стран и в поставщиков, и в потребителей «живого товара».
Можно отметить также расплывчатость и широкую вариативность этических оценок «свободного секса», вплоть до взаимоисключающих: то, что одними признается как проявление неотъемлемого права человека на свободу, как проявление его «нестандартной индивидуальности», другими определяется как преступление, разврат, как угроза основам жизнедеятельности человеческого общества.
Отмечается несовершенство правовых механизмов защиты детей от сексуальной эксплуатации.

«Несмотря на наличие юридических обязательств по защите детей от сексуальной эксплуатации, в большинстве стран правоприменительная практика не соответствует потребностям борьбы с детской порнографией, детской проституцией и торговлей детьми».

Из материалов конференции также следует, что в настоящее время отсутствует понимание ключевого в методологическом отношении фактора, а именно: сексуальная эксплуатация детей есть элемент и результат «сексуальной революции», и борьба с элементом явления абсолютно бесперспективна, если не бороться со всем явлением в целом.
Итак, в настоящее время ситуация такова:
до сих пор нет точного определения проблемы;
нет точной статистики, отражающей ситуацию, и нет прогресса в сборе и учете данных;
налицо явное сужение контингента детей, которых эта проблема затрагивает;
отсутствует ясное представление о формах и масштабах организации преступного бизнеса на сексуальной эксплуатации детей;
имеют место явные ошибки в определении социально-экономических предпосылок проблемы;
оставляет желать лучшего правовая база для борьбы с педофилией;
нет понимания причинно-следственной связи между проблемой сексуальной эксплуатации детей и проблемой «сексуальной революции» как между частью и целым, между результатом и причиной.
.Понятно, что в такой ситуации эффективно защитить детей от педофилов невозможно, и число детей, ставших жертвами сексуального насилия, неуклонно растет.
Если же попытаться в целом оценить ситуацию с тем, что называется «сексуальной революцией», то картина вырисовывается гораздо более масштабная и сложная.
Так, создание даже статичной структурной модели «сексуальной революции» является настолько сложной задачей, что на сегодняшний день в этом плане имеется, по сути, лишь перечень ее структурных элементов:
1. добрачные сексуальные связи, снижение возрастного уровня участников, изменение характера связей;
2. внебрачные сексуальные связи;
3. групповой секс;
4. мужской и женский гомосексуализм;
5. бисексуализм;
6. педофилия;
7. проституция;
8. сексуальный садизм и мазохизм;
9. некрофилия;
10. зоофилия;
11. секс с муляжами;
12. культовый секс: сатанинские обряды сексуального характера, тантрические обряды;
13. секс с убийством.

Все эти явления существовали с древнейших времен и никогда не исчезали полностью, а «сексуальной революцией» их совокупность становится через изменение количественных и качественных параметров этих элементов, их роли и статуса в обществе.
Скажем, сексуальные связи среди несовершеннолетних еще относительно недавно большей частью сводились, скорее всего, к «романам» между сверстниками. Теперь же масштабы явления резко расширились и по количеству вовлекаемых в сексуальные отношения детей и подростков, и в части способов сексуальных контактов, включающих ныне и гомосексуализм, и лесбиянство, и групповой секс, и в части организационных форм, среди которых не последнее место занимает проституция.
Если взять, например, такое явление, как групповой секс, то уже в рамках одного этого элемента «сексуальной революции» ясно прорисовывается весьма сложная картина.
Групповой секс по схеме «двое мужчин - одна женщина», или «две женщины - один мужчина», или более чем трое партнеров.
Встречаться могут не состоящие в браке лица, или же семейные пары, или парами тайные любовники, из которых часть таким способом изменяют супругам.
Другие измены в подобных схемах могут быть «санкционированы» супругами.
Практикуется также «аренда» проститутки или альфонса супружеской парой.
Различным может быть возраст участников, вплоть до использования в качестве партнеров несовершеннолетних, то есть в таких случаях имеет место педофилия, и часть контактов такого рода могут быть нарушением закона.
Гомосексуальные отношения иногда допускаются, иногда исключаются.
Знакомства могут происходить через клубы «свингеров», через «Интернет», через неформальные объединения, или каким-то иным способом.
Морально-психологические и физиологические последствия для участников могут быть различные и т. д.
В результате внутри только лишь одного из элементов «сексуальной революции» выстраивается множество классификационных рядов, нередко пересекающихся по тем или иным параметрам.
Причем речь пока идет лишь о структуре явления. При попытке же создать динамичную модель «сексуальной революции», то есть выявить и описать весь набор различных ее элементов и проявлений в их развитии, соотношении, взаимосвязи и взаимодействии, сразу же происходит многократное усложнение проблемы.
Например, одним из основных и пока еще непреодолимых препятствий является не только отсутствие достаточно полных статистических данных, но и непрерывное изменение всей суммы параметров явления. Сюда можно отнести уже упоминавшееся снижение возрастных барьеров для «законного» секса в ряде стран, изменение количественных параметров за счет увеличения доли лиц «нетрадиционной сексуальной ориентации» в обществе, все более сложные пересечения между различными группами лиц как в рамках отдельных элементов «сексуальной революции», так и между ними, сложная структура и динамика «подпитки» разных ее элементов за счет различных социальных слоев, сложные взаимосвязи между криминальными и не криминальными формами и т. д.
В этой связи ясно проявляется сложность структуры и динамики родовидовых соотношений. В структуре «сексуальной революции» есть проявления локального характера, которые одновременно входят в более широкую подгруппу - например, растление детей родственниками как часть педофилии, и есть явления сквозного характера, разнообразно пересекающиеся с локальными - например, проституция, в которую входит также и часть педофилии, гомосексуализма, или группового секса.
Причем одновременно происходит изменение и масштабов, и статуса этих явлений.
Например, гомосексуализм уже в обозримом будущем может сменить свой статус локального явления за счет увеличения процентной доли гомосексуалистов в населении.
Педофилия тоже перерастает из явления локального во все более широкое в том числе и за счет правовой легализации в ряде стран секса фактически уже с детьми.
Если же от описания структуры элементов «сексуальной революции» и его динамики перейти к выявлению и описанию генезиса элементов, то есть к раскрытию их социально-психологических и других корней, то картина еще раз многократно усложняется, поскольку процесс трансформации на сексуальной почве очень сложен по своей психофизиологической и социальной сути, национально-историческому генезису, социально-демографической структуре, способам и вариантам проявления, и все это крайне затрудняет проблему анализа, квалификации тех или иных его сторон и аспектов.
Несомненно, проявление и детализация структуры и динамики «сексуальной революции» выявит очень сложный комплекс взаимодействующих социальных структур и процессов, в своем развитии непрерывно меняющих количественные и качественные параметры.
Гуманитарная наука, возможно, пока еще не сталкивалась с проблемами такого масштаба и сложности, и в общем и целом ситуация здесь пока что из разряда тех, про которые принято говорить, что «наука здесь бессильна».
Видимо, отчасти именно по этой причине системная работа в этом направлении пока еще не начата ни в России, ни в других странах.
Тем не менее, можно выделить вполне ясно обозначившиеся на сегодняшний день 26 основных факторов «сексуальной революции».

Источник...

Нашлась ошибка?.. Выдели и нажми Ctrl+Enter
Внимание! Вы не зарегистрированы либо не авторизованы на сайте.
Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код безопасности:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Вопрос: От трудов __ не наживёшь палат каменных
Ответ:
 

популярное
комментарии
рассылка
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru